\ ГЛАВНАЯ /  \ МЫ /  \ ФОРУМ /  \ МЫСЛИ /  \ ГОСТЕВАЯ КНИГА /  \ АРХИВ /

 





















ГИБЕЛЬ ДАКИИ

В начале большой римской зимы (в первой четверти "зимы" 85 - 133) римляне предприняли последнюю успешную попытку разом решить все накопившиеся проблемы и утвердиться как несравненная и неоспоримая Сила в Средиземноморье. Правда, им тогда казалось, что это попытка стать Вечной Империей, Империей всех времен и народов:

"Убеждение в том, что Римская империя утрачивала свои внешнеполитические позиции, стало особенно заметно проявляться в по-следние годы правления Домициана в римской историографии и поэзии, в том числе в злободневном творчестве Ювенала. Унижение римского войска, которое как выразился Плиний Младший, не только "видели и римские орлы, и римские знамена, и даже сами римские берега", наводило на мысль, что Империя могла вновь обрести славу только при качественно новом правлении. Казна государства была истощена постройками и зрелищами Домициана, повышением жалования военным, раздачей донатив войскам по случаю мнимых военных успехов. Все это не могло не привести к тому, что римская граница, в сущности, оказалась открытой, а путь для нападения варваров - свободным. Римское общество ожидало решительных перемен во внешней политике и связывало эти перемены с правительством Траяна, из наместника Нижней Германии взошедшего на трон римских императоров. Флор писал, что лишь при Траяне народ Империи вновь напряг свои мускулы и вспыхнули надежды, что вопреки всеобщему ожиданию старость Империи "зазеленела возвращенной юностью" (Ю. К. Колосовская).

Это типично для начала большой зимы: позади славная история свершений и побед, за спиной прочные структуры государства и общества, кажется, что впереди вечность. Действительно, вечность. Но не вечность застывшего успеха, а вечность пропасти и вечность памяти о прошедшем. Застывший успех - в прошлом. В будущем - смерть и новая жизнь.

Но римляне в начале II века этого не знали или не хотели знать. Им казалось, что вслед за великой римской экспансией II- I вв. до н.э., болезненным, но деятельным и успешным I веком н.э., наступит монументальный II век, век Рима "в законе".

Это время пыталось увековечить себя в монументальной архитектуре, испещренной стенными картинками. Позже император Константин назвал Траяна "стенным лишаем", за его пристрастие к надписям на зданиях и сооружениях.

Это время увековечило себя в памяти многих народов: румын, небезосновательно считающих себя потомками воинов Траяна; славян, в их воспоминании о древних траяновых временах; германцев, в их воспоминаниях о Сатане - Риме, сокрушившем дакскую твердыню. Не случайно император Траян, вместе с Александром Македонским, является одним из двух самых популярных героев европейского средневекового народного искусства.

В 101 году была предпринята Первая дакская кампания Траяна, окончившаяся "вничью". В 102 -106 шла невиданная по напряжению и жертвам Вторая дакская война:

"Децебал предпринял попытку остановить римлян. Траяну принесли огромный гриб, на шляпке которого латинскими буквами было написано, что "и буры, и другие союзники советуют Траяну вернуться назад и заключить мир". О сражении у Тап упоминает Дион Кассий. За этим сражением, как считает Д. Тудор, наблюдал сам царь Децебал. Оно было столь кровопролитным, а серповидные мечи даков так разили атакующих римлян, что тем не хватало перевязочных средств. Траян распорядился разорвать на бинты свои собственные одежды" (Ю. К. Колосовская).

После жестоких кровопролитных сражений, успешных то для одной, то для другой стороны, даки были побеждены. Их столица Сермизегетуза разрушена, сама Дакия - присоединена к Империи. Римляне захватили богатейшую добычу:

"По словам Плиния, он обещал описать на греческом языке Дакийские войны Траяна, - "событие, сопоставимое с произведениями Гомера". Плиний передает эпизоды этих войн: создание новых рек (путем отвода их течения в другое русло), переброска мостов через реки, строительство лагерей на вершинах гор, о царе даков, "выброшенном из дворца, выброшенном из жизни" и не пришедшем в отчаяние, о триумфе "над народом, не знавшим поражений"...

Сермизегетуза была взята в результате длительной осады с использованием военных машин и не без посредства предателей из числа осажденных. Вожди даков предпочли смерть, чтобы не быть захваченными в плен. На одной из сцен Колонны изображено как знатные даки, пустив по кругу отравленный кубок, умирают. Большая часть населения покинула страну. В руки Траяна попали огромные сокровища царя. Они были спрятаны на дне протекающей близ столицы реки Саргеции, для чего ее русло отвели и на дне вырыли пещеру, в которую и заложили сокровища; русло же реки было возвращено назад. Исполнявшие эту работу пленные римляне были убиты, так что никто не мог сообщить эту тайну римлянам, но знавший об этом приближенный царя некто Бицилис выдал ее (Ю. К. Колосовская).

Ликование победителей было столь велико, что вторую половину 107 года и 108 и 109 годы Рим праздновал великую победу - пиррову победу! Рим словно "празд-новал" похороны своего шестивекового счастья:

"Траян справил блестящий триумф и дал народу игры в честь победы над Дакией. По прибытии в Рим он распределил среди граждан конгиарий (денежные суммы), а также оливковое масло, вино и хлеб. Каждому жителю досталось по 500 денариев, причем эта сумма выделялась трижды, пока справлялись игры. Всю вторую половину 107 г., весь 108 и 109 годы в Риме давались блестящие игры; в них участвовали 10 тыс. пар гладиаторов. На арене амфитеатра сражались бестиарии с 11 тыс. ручных и диких зверей. Так, в период с 4-го июня по ноябрь 109 г. игры продолжались 117 дней. А поскольку следует вычесть дни судебных разбирательств и государственных праздников, то получается, что они происходили почти ежедневно. На них присутствовали посольства от варварских народов, от чужеземных царей, которым было предоставлено место вместе с сенаторами; присутствовало и посольство из Индии" (Ю. К. Колосовская).

Дакия была уничтожена. Оставшиеся в живых даки и геты бежали за пределы римского мира - в мир германский, окончательно осознавший себя таковым. Но более чем четырехлетнее "нечеловеческое" напряжение стареющей Римской нации оказалось для нее фатальным. Империя надорвалась. Уже преемник Траяна император Адриан готов был оставить с таким трудом и жертвами завоеванную Дакию:

"Так, еще Ростовцев писал, что за свой огромный успех в Дакии Траян заплатил величайшим напряжением сил всей Империи. Время, когда войны сами себя финансировали, обеспечивая победу, уже прошли. Дакийская добыча от войны была огромной, но она оказалась недостаточной, чтобы покрыть расходы на войну. Завоевание Дакии приравнивалось, по мысли Ростовцева, к завоеванию Цезарем Галлии. Но за те 150 лет, которые прошли со времени Цезаря, в корне изменилось положение дел в самой Империи и в окружающем ее варварском мире. Действительно, успехи, которые были достигнуты Траяном в Дакии, уже следующим поколением римлян оценивались как пагубные для Империи; не случайно уже Адриан намеревался оставить эту провинцию. Выдвижение границы через Дунай далее на север и восток в реальности означало то, что новые земли оказались открытыми с трех сторон и были подвержены частым набегам варварских племен" (Ю. К. Колосовская).

В Траяновых войнах римляне надорвались и в силе, и в духе. Уже к середине II века римляне по всей границе с варварским миром перешли от наступления к обороне, от политики сильного: активной профилактики против развития альтернативных центров силы в варварском мире - к политике слабого, т.е. к политике натравливания варваров друг на друга.

Вместо того чтобы собирать дань и захватывать добычу, римляне стали платить своим союзникам-варварам, покупая их верность. Ничто лучше не может охарактеризовать принципиальную перемену отношений.

Заселение земель Дакии римскими ветеранами не изменило тенденции к упадку. Простое количественное размножение при упадке основ римского духа не сделало римлян сильнее. Потомки римских ветеранов-поселенцев уже во II веке были в основном вытеснены из Дакии наступающими германцами.

Еще во второй половине I века в маркоманнских союзах племен также произошло демографическое размежевание и перераспределение власти (сепарация): германцы не только отделились от кельтов, но и возвысились над ними.

А готы, скорее всего, были потомками гетов, снявшихся со своих мест еще в I веке до н.э. и ушедших далеко на север, а в начале II века н. э. вернувшихся к границам Гетии, вобравших в себя гетов и даков, вытесненных Траяном. Знаменитый готский историк V века Иордан не сомневался в гетском происхождении готов.

В. Феллер, март 2009г.